Skip to content

Диссоциация и посттраватический стресс

Как и многие люди, кто имеет диссоциативное расстройство идентичности (ДРИ), у меня наблюдается много коморбидных, сопутствующих, расстройств. Одним из них является комплексное (сложное) посттравматическое стрессовое расстройство (Сложное ПТСР). Сложное ПТСР – это не кратковременный ответ на травмирующую ситуацию, это посттравматический стресс продолжительностью с жизнь. Такое хроническое состояние стресса часто сопутствует ДРИ.

Предположим, что я попала в автоаварию. После нее я легко могу попасть в посттравматическое стрессовое расстройство, но оно не будет иметь длительного эффекта, потому что, например, все обошлось ушибами и не серьезными травмами. Да, мой организм будет знать, что мир в машине не безопасен, но он не будет это распространять на все участки жизни. Это простое ПТСР.

Если же травмы были более серьезны, когда я бы была на волосок от смерти, то мой организм уже решил бы, что безопасно везде. В машине, на улице, на работе, в кругу друзей. И эта растущая ширь заполняла бы сознание всегда и постоянно, указывая на безопасность мира. Тогда это похоже на сложное ПТСР.

Но если представить, что я каждую неделю на протяжении 6 лет влетаю в автоаварию не по своей воле, а именно с этим можно сравнить мое детство, то что думает организм о мире. Безопасен ли он? Нет, конечно, нет. И можно этот пример сравнить с ощущениями человека, у которого стоит диагноз комплексное (сложное) ПТСР и ДРИ. И этот человек я.
Когда такое событие, как серьезная автомобильная катастрофа, учит вас, что мир небезопасен, то вы можете бояться не только автомобилей и вождения, но и всех вещей. Человек, который пережил автомобильную аварию может бояться пожаров, бояться утонуть, опасаться, что на улице нападут. Его организм знает не только о том, что автомобили небезопасны, но и что жизнь небезопасна, поэтому симптомы ПТСР могут возникнуть в маловероятных ситуациях.

Разница между ПТСР и сложным ПТСР, с которым сталкиваются люди с диссоциативным расстройством идентичности, состоит в том, что мы никогда не могли бы испытать мир каким-либо другим способом. Мы раньше узнали об этом, что:
Ужасные вещи случаются все время.
Невозможно предотвратить эти ужасные вещи.
В любой момент мы можем быть уничтожены одной из этих ужасных вещей.
Если мы выживем, это будет только ожиданием следующей ужасной вещи, которая неизбежно произойдет.

Я сознательно не думаю об этих вещах, но эти убеждения окрашивают мое восприятие мира, восприятие других людей, восприятие меня самого, восприятие всего.

Как я вижу, у меня мое диссоциативное расстройство идентичности родилось, чтобы справиться с подавляющим стрессом в детстве, чтобы справиться со сложным ПТСР. Я должен был справиться со сложным ПТСР, чтобы выжить, и справился таким образом.

Q.L.

Добавить комментарий