Skip to content

Понятие диссоциации

Проблема определения термина диссоциации заключается обычно в том, что его изначально понимают, как смысловой признак между двумя параметрами. Например, диссоциация между способностью актуализации слов, обозначающих действия, и актуализации слов, обозначающих предметы [14].

Людвиг А.М. предложил понимать диссоциацию как процесс, при котором некоторые психические функции, которые обычно интегрированы с другими функциями, действуют в той или иной степени обособленно или автоматически, находясь вне сферы сознательного контроля человека и процессов воспроизведения памяти. Симптомами диссоциативных состояний по Людвигу [13] являются:
─ изменения мышления, при которых доминируют архаические формы;
─ нарушение чувства времени;
─ чувство потери контроля над поведением;
─ изменения в эмоциональной сфере;
─ изменения образа тела;
─ нарушения восприятия;
─ изменения смысла или значимости актуальных ситуаций или ситуаций, имевших место в прошлом;
─ чувство «омоложения» или возрастной регрессии;
─ высокая восприимчивость к внушению.

В психоанализе диссоциация определяется как защитный процесс, ведущий к такому состоянию, при котором два или более психических процесса сосуществуют, не будучи связанными или интегрированными [8].

Браун Б.Г. предлагает гипотезу, согласно которой посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) представляет собой тип диссоциативного расстройства. Он считает, что диссоциация является основным механизмом образования таких симптомов ПТСР, как:
─ повторяющееся непроизвольное навязчивое воспоминание травматических событий («флэшбэки»), которое вызывает дистресс;
─ неспособность вспомнить важные элементы события (психогенная амнезия);
─ физиологическая активность на стимулы, напоминающие или символизирующие некоторые аспекты травматического события [13].

Он создал модель ПАОЗ (Поведение, Аффект, Ощущение, Знание), которая позволяет описать широкий круг клинических феноменов, включая диссоциативные симптомы: депересонализацию, дереализацию, амнезию и т.д. [5]. Согласно его модели, диссоциация может происходить на четырех уровнях параллельно во временном континууме. На уровне поведения – как при параличе или самоповреждениях, нанесенных в состоянии транса. На уровне аффекта – как при действиях «с очаровательной индифферентностью» или при сохранении памяти о травме без всяких чувств. На уровне ощущения – как при конверсионной анестезии или «телесной памяти» о травматическом событии. На уровне знания – как при состояниях «фуг» или амнезии [6].

Йетс Л. и Нэшби В. (1993) описали механизм диссоциации, используя теоретический аппарат ассоциативной сетевой теории эмоций и памяти Бауэра. Диссоциация в их представлении являет собой активацию связей торможения, тогда как ассоциация – активацию связей возбуждения. При значительных расхождениях между ожиданиями и реальностью, как это бывает в условиях психотравмирующей ситуации, интенсивный негативный аффект обуславливает образование сильных тормозных связей между узлами, содержащими информацию о психотравмирующей ситуации и другими узлами памяти. Таким образом, они описали механизм возникновения диссоциативной амнезии [11].

Одно из первых использований термина «диссоциация» в отечественной литературе принадлежит И.М. Сеченову. Он понимал диссоциацию как процесс разделения, разобщения ощущений. По Сеченову, к ощущениям, вызванным внешними предметами, всегда «примешиваются» ощущения, вызванные собственной активностью организма. Первые – объективны ─ отражают внешний мир, вторые – субъективны, они отражают состояние тела – это самоощущения [10].

Меграбян А.А. (1962) использует термин «диссоциация» применительно к описанию шизофренического процесса [7]. Достаточно много отечественных специалистов придерживаются этой точки зрения.

Диссоциация в терминологии Бассина Ф.В. (1968) наиболее близка к американской терминологии, и обозначалась как «отщепление» психической активности, которое может иметь разную степень выраженности [2]. Рубинштейн С.Л. выделяла легкие, обратимые, неполные формы диссоциации или «отщепления», которые могут наблюдаться на определенных этапах онтогенетического созревания в момент зарождения сложных эмоций при самых разнообразных аффективных состояниях, а также при зарождении творческого процесса [9]. Иcходя из выводов Рубинштейн С.Л., Бассин Ф.В. предложили три уровня степени выраженности диссоциациативных процессов. На первом — «отщепление» имеет слабый характер, при котором некоторые переживания недостаточно отчетливо соотносятся с другими психологическими содержаниями и объективными ситуациями. Второй уровень характеризуется наличием изменений качества осознания, когда переживания осознаются, но нормальное их противопоставление объективной действительности нарушается, т.е. граница между «Я» и окружающим миром изменяется. Третий уровень как наиболее глубокий приводит к изменениям осознания, при котором наступает полная диссоциация между актуальным содержанием переживаний и психической деятельностью. Однако сохраняется приспособительная направленность отщепленной психической деятельности, несмотря на то, что она не контролируется непосредственно сознанием. [2].

В настоящее время термин диссоциация стали рассматривать шире, но это внесло еще больше неясности понимания термина в различных публикациях, поскольку в зависимости от контекста диссоциация у разных специалистов может означать некий процесс, либо механизм психологической защиты, либо психическое состояние, либо широкий спектр патопсихологических или психиатрических симптомов. Например, диссоциация американскими специалистами определяется как диссоциативные симптомы, которые представляют собой результат процесса, вследствие которого часть интегрированных в норме функций сознания, осознания подлинности своего Эго и/или моторного поведения утрачивается, т.е. это определенная группа расстройств личности. Таким образом, диссоциация представляет собой систему, в которую вошли психологические феномены, имеющие сходные признаки в парадигме характеристик норма—патология, но последние исследования Патнема с помощью Шкалы Диссоциации показали, что диссоциативные феномены в патологии носят таксономический характер иерархии, в то время как диссоциативные феномены в норме имеет континуальную природу [12].

К диссоциативным феноменам в норме относят абсорбцию и рассеянность.

Под абсорбцией понимают различные состояния внимания, которые могут определяться особыми состояниями сознания (напряженностью, усилием, интересом, удивлением, чувствами активности и поглощенности деятельностью). Однонаправленность, высокая степень и узкий объем внимания характеризуют состояния концентрации и абсорбции. Таким образом, абсорбция — это временное прекращение любой внутренне инициируемой деятельности, при которой снимается напряжение и растворяется «Эго», способствуя переживанию слияния с внешним объектом [4].

Под рассеянностью понимаются такие состояния, когда человек находится в состоянии мечтательности или грез наяву ─ «пустой взор». Например, блуждание мысли при чтении, когда через какое-то время читатель вдруг осознает, что пролистал несколько страниц и при этом совершенно не помнит прочитанного, или дорожный транс является феноменом, родственным состоянию пустого взора [5].

Диссоциация отечественными специалистами часто рассматривается как защитный механизм.

Агарков В.А. [1] в своей работе рассматривает диссоциацию как защитный механизм, который направлен на совладение с интенсивными негативными переживаниями, на сохранение связи с реальностью и учет ее требований за счет нарушения цельности, единства структуры внутреннего мира человека во время чрезвычайных ситуаций, потенциально травматических. Кроме того, по мнению автора, диссоциация является врожденным, филогенетически обусловленным архаичным механизмом, который задействуется в случае невозможности применения других защитных механизмов. Диссоциация – это нормальная реакция на травму, однако чрезмерная диссоциативная реакция может привести к патологическим расстройствам.

Онно ван дер Харт предлагает рассматривать диссоциацию, возникающую на травматическое событие, как систему, включающую психическое состояние, механизм психологической защиты и патопсихологические и психиатрические симптомы, вводя новое понятие – структурная диссоциация личности [3].

Теория структурной диссоциации возникла из идей и представлений Пьера Жане о понятии личности. Жане определял личность как структуру, состоящую из нескольких различных систем, которые в свою очередь являлись единым целом из взаимосвязанных элементов. Таким образом, личность можно представить как различные психобиологические системы, выполняющие определенные функции связанно и согласованно и позволяющие приспособится к различным условиям жизни. При травматическом событии диссоциативные разделения происходят не только между ощущениями и эмоциональными состояниями, но и между психобиологическими системами действий, такими как поведение в повседневной жизни и поведение в опасных для жизни ситуациях. Системы действий помогают личности воспринимать, чувствовать, думать, решать и действовать определенным образом, используя тенденции адаптации к условиям окружающей среды. Пьер Жане под тенденцией понимал весь спектр действия – латентную фазу, фазу подготовки к действию, фазы начала, исполнения и завершения [3].

При хронической травматизации приходится задействовать одновременно две формы поведения: поведение в повседневной жизни и поведение в травматической ситуации. Поскольку эти системы поведения при одновременном использовании энергозатратны вплоть до полной необратимой истощаемости организма, то наиболее эффективный способ адаптации к сложившимся условиям жизни при личностной расположенности к диссоциации – это разделение этих систем поведения (систем действия). При таком способе адаптации чередуются тенденции: возвращение в травматическое событие и избегание этого травматического события. Эти две тенденции характерны для переживания посттравматического стресса. Такое поведение определяет разделение систем защиты, направленных на избегание травматического опыта, и систем повседневной жизни, ориентированной на поиск чувства благополучия. Таким образом, проявляется недостаток связности и гибкости личностной структуры, который проявляется как недостаток координации и взаимодействия между «системами идей и функций» личности человека, пережившего травматическое событие [3].
Источники:

  1. Агарков В.А. Диссоциация как механизм психологической защиты в контексте последствий психологической травмы. Дис. канд. психол. Наук, М.: Институт РАН, 2002.
  2. Бассин Ф.В., Проблема бессознательного, 1968
  3. Ван дер Харт О., Нейенхэюс Э. Р. С., Стил К., Призраки прошлого: Структурная диссоциация и терапия последствий хронической психической травмы, М., 2014
  4. Дормашев Ю.Б., Романов В.Я., Психология внимания, Изд. Тривола, 1995
  5. Коган Б. М., Семина Т. Е., Проблема диссоциации в психологии и психиатрии, Науч.-практич. журн, 2010
  6. Мак-Вильямс Н., Психоаналитическая диагностика. М.: Независимая фирма «Класс», 1998
  7. Меграбян А.А., Деперсонализация. – Ереван.: Айастан, 1962
  8. Райкрофт Ч., Критический словарь психоанализа, 1995
  9. Рубинштейн С.П., Основы общей психологии, 2009
  10. Сеченов И.М., Избранные философские и психологические произведения. ОГИЗ, 1947
  11. Тарабрина Н.В. Клиничекая психология. ─ СПб.: Питер, 2000.
  12. Тарабрина Н.В. Практикум по психологии посттравматического стресса, СПб.: Питер, 2001.
  13. Федорова Е.Л., Множественная личность в истории западного психологического знания 18-20 веков, Дисс., канд. псих. наук, М, 2001
  14. Хомская Е. Д., Нейропсихология. М.: Изд. МГУ, 1987

One thought on “Понятие диссоциации

  1. ChiaraK says:

    Обычно определяют несколько различных диссоциативных симптомов, часть из них являются обязательными критериями для диагностики по DSM, но часть из них распространена при диссоциативных расстройствах, но не являются обязательными критериями. Диссоциативное расстройство идентичности является самым сложным диссоциативным расстройством и имеет, по крайней мере, 13 общих диссоциативных симптомов, набор которых является уникальным для ДРИ, но часть из них может возникать и в других диссоциативных расстройствах.

    Многие из симптомов ДРИ и других диссоциативных расстройств являются скрытыми, которые не могут проявляться при непосредственном исследовании таких симптомов. Например, такой симптом как амнезия может казаться нормальным процессом, поскольку человек не знает, что это ненормально не помнить несколько часов или дней…Диссоциативные симптомы

Добавить комментарий